Штаб защиты русских школ, официальный сайт
Адрес:
Штаб защиты русских школ
Рига, ул.Дзирнаву, 102а (Латвийский комитет по правам человека)

Тел.: для срочных случаев
+371 26466510
Эл.почта: f.progress.lv@gmail.com
vbuzaevs@rambler.ru



Cообщений на форуме: 0
Рассылки Subscribe.Ru
Латвийский Штаб защиты русских школ

Рассылка 'Латвийский Штаб защиты русских школ'



Top.LV

WebList.Ru


На главную »» Пресса
          Прямая линия
 
Елена СМЕХОВА
«Суббота», 28.08.2008 (№ 35)
2008-10-12
 
Школа-2008 — это лицемерие и трусость
 
Накануне 1 сентября о школе принято говорить с пафосом. О том, что учение — свет, что дети наше будущее, что дорога, которую перед ними открывают учителя, светлая и широкая. Возможно, так оно и есть...

Но сегодня мы решили отступить от традиции и поговорить о самых больных проблемах современной школы. Потому как образование — это зеркальное отражение общества, а наше общество явно нездорово.

Наш собеседник — Владислав Рафальский, преподаватель русского языка и литературы рижской 40-й школы.

Спецконтроль над спецнадзором

— Владислав, вы отработали в школе 25 лет, то есть еще застали времена, когда учитель был для детей непререкаемым авторитетом. Сейчас все перевернулось с ног на голову. Педагог для современных подростков — неудачник, лузер, зануда, который не сумел успешно устроиться в жизни. Чем обусловлены такие метаморфозы?
— На самом деле заслужить авторитет у детей всегда было непросто. Тут все зависит от личности педагога.
К сожалению, сегодня, в эпоху реформ и националистического психоза, учителю крайне трудно сохранить в себе личностное, творческое начало. Качество образования — это уже не главная забота. Нынешнее государство заботится только о своем спокойствии, о том, чтобы удержать в узде творческую интеллигенцию.
Как это ни печально, но теперь перед учителем стоит задача не столько учить детей, сколько удовлетворить требования проверяющих инстанций в течение всего учебного года.

— Неужели все так запущено?
— Именно так! Попробуйте спокойно и от души поработать в атмосфере постоянного давления, тотальных проверок, комиссий, аккредитаций, спецконтроля и спецнадзора.
По логике государственных чиновников, хорошей школой на сегодняшний день считается та, которая послушна, покорна и дрожит. Этих деятелей качество преподавания и знаний абсолютно не интересует!
Вот чем, например, по-вашему, озабочены русские школы накануне 1 сентября?

— Ну, наверное, тем, как лучше принять детей, обустроить классы, наладить школьное питание...
— Тем, как выдержать мероприятие идеологически. Очень важно, чтобы в школе 1 сентября висели флаг и портрет президента. Чтобы звучал гимн. Чтобы на открытие нового учебного года пришли несимпатичные, но важные люди, присутствие которых является подтверждением лояльности (на всякий случай!) и возможностью выпросить хоть копейки на нужды своей школы.
Вторая головная боль — это правильное и своевременное оформление всех документов. Разумеется, на гос. языке! Учебный год начинается, а главной проблемой остается подготовка бессмысленных бумаг. На всякий случай... Кто знает, чем пожелает удовлетвориться неожиданный гость сверху.
Ситуация более чем нервозная, отписаться нужно срочно, да еще на компьютере...
От учителя требуется совершенно бесполезная работа — расписать каждый урок до конца года. У меня, например, только в одном 10-м классе 142 часа, 160 часов — в 6-м и т. д. В общей сложности 840 уроков в год. Это 840 планов. Причем желательно подробных, развернутых. Абсурд? Конечно. Но таковы требования вышестоящих инстанций.
Плюс календарные планы, согласно которым я сегодня, 28 августа, обязан письменно доложить, каким будет мой урок, скажем, 12 апреля, какая будет тема, какие учебные цели я через полгода буду ставить...

Кнут для педагога

— Похоже на социалистические обязательства — достичь, перегнать, улучшить... Простите, а кто эти планы читает?
— Полагаю, что никто. Зато это прекрасный способ удержания учителя в узде. Любая несоблюденная формальность может послужить поводом, чтобы обвинить педагога в непрофессионализме и избавиться от него — именно так и поступали во время школьной реформы.
При этом учитель может прекрасно ладить с детьми, великолепно знать свой предмет, но если он неправильно оформил бумажку — пощады не будет.
Прибавьте к этому систему регулярных выплат и доплат от местного самоуправления, позволяющую манипулировать учителем, угрожать ему финансово по личному усмотрению директора школы. Надежда только одна — на мудрость администрации. Это я о своей школе, но не всем же так везет!
Большинство директоров одержимы лишь одним желанием — выслужиться перед вышестоящими инстанциями, угодить им. В результате и школьная администрация, и учителя живут в состоянии постоянного стресса, нервоза и психоза, которые волей-неволей передаются детям. И они это чувствуют.

— А еще дети чувствуют, когда их любят, а когда нет...
— Вы совершенно правы. Но сейчас в школах — на треть! — работают случайные люди. Во времена ввода реформы в русскую школу пришли представители титульной нации, причем крайне низкого интеллектуального уровня. Они и в школах-то прежде никогда не работали, и образования профессионального не имеют, за исключением ускоренных курсов. А называются учителями.

— Что они преподают?
— Историю, географию Латвии, культурологию... И директора вынуждены их терпеть, хвалить, ставить в пример. А как же, священные коровы. Носители гос. языка и идей реформы. А еще, как в нашей стране водится, настучать могут!
И получают они, кстати, больше меня. У таких педагогов в русских школах особые ставки и надбавки.
Если раньше задачей школы было научить, то теперь главное — продержать учеников в школе до 16 часов. Все на месте — и слава богу. Вы обратили внимание? Все школы в дневное время закрываются на ключ. А на некоторых даже стоят решетки.
— Прямо как в тюрьме...
— Объяснение понятное и разумное: в целях безопасности детей. На самом деле это новшество явилось со времен реформы, когда все, кому политические заказы или собственное спокойствие были дороже школы и наших детей, испугались, что молодежь встанет в пикеты. Действительно, как в тюрьме.

Урок — интимный процесс

— В ситуации, о которой вы рассказали, каждый учитель, если, конечно, он честный человек, должен противостоять тому, что происходит. В нашей системе образования, да и в государстве в целом... Это реально? Или не стоит рыпаться?
— Я считаю, что честный учитель обязан пытаться переломить ситуацию, насколько это в его силах. В конце концов, урок — интимный процесс. Ты один на один со своими единомышленниками (если, конечно, заслужил с их стороны такое отношение к себе). Дверь закрыта. Этим вполне можно воспользоваться как формой гражданского сопротивления.
Я как-то подсчитал: у учителя в среднем 84 часа в месяц, 840 часов в год, а поскольку педагог работает, как правило, на две ставки, то получается уже 1500 часов, проведенных с детьми. Теперь умножьте эту цифру на 12 лет и еще на десяток педагогов, работающих в конкретном классе. За такое время многое можно успеть!

— Учитель литературы, вероятно, в этом смысле находится в самой выигрышной позиции?
— И в самой ответственной. Ведь школу столько лет гробили переориентацией на Запад, сменой содержания программ и идеологии, наконец, школьной реформой...
Разумная и очень эффективная в методологическом смысле система была разрушена до основания. Реальность и перспективы мрачны. Вечные ценности, духовное развитие отошли на второй план. Нас изо всех сил учат, как правильно любить страну, которая нас не любит. Где же еще говорить об этом, как не на уроках литературы?!

— Но хотят ли современные дети об этом слышать? Ведь они тоже изменились. Стали более циничными, практичными. Обожают компьютер, но не любят читать...
— А это и есть их ответ на формализм, лицемерие и трусость, которые они каждый день наблюдают в школе. Носителем цинизма выступает учитель, который всего боится! Боится вести урок и быть неправильно понятым в идеологическом смысле, боится не понравиться администрации...
Да, читать дети и вправду не любят. Но в этом виновата не только компьютеризация всей страны, но и система образования, которая не поддерживает любовь к книге, а, напротив, убивает ее.

— Почему же убивает? Ведь программа изучения литературы радикально изменилась: исчезли одни авторы, появились другие...
— Не в авторах дело. Дело в добросовестности учителя. На вопрос, как мне удается добиваться среди моих учеников столь высокого процента читающих, я смог бы ответить длинной, методологически обоснованной тирадой — и был бы не прав. Я просто люблю то, что делаю.

Непонятный «Котлован»

— Так отчего же все-таки современные школьники не читают?
— Потому что им неинтересно то, чего они не понимают. А знаний для понимания автора и его эпохи современная школа не дает. Все сокращено и упрощено до предела.
Приведу такой пример. Урок литературы. Тема — «Котлован» Платонова, изумительная вещь по всем параметрам.
...20-е годы. Не закончена Гражданская война, экспроприация, курс на коллективизацию, индустриализацию, в человеке воспитывают чувство коллективизма, хотят осчастливить весь мир. А потому роют котлован под огромное здание, куда поселят весь угнетенный пролетариат, и все заживут счастливо... Идея-утопия мастерски оплакана Платоновым, доведена до абсурда. Но! Советские люди 80 лет рыли этот котлован, а Платонов написал об этом еще в 1927 году...
Спрашиваю в классе: кто читал? Никто. «Почему?» — «Непонятно!»

— Что же там непонятного?
— Оказалось, ВСЕ!!! Как дети могут оценить Платонова, если не знают, что были революция 1917 года, Гражданская война? По истории-то они этого не проходили — программа кастрированная, учебники убогие. Ребята даже не знают, что такое ликбез, колхоз, кулак, меньшевики, большевики...
Вы нам, говорят, про революцию-то расскажите! А у меня в планах ничего такого нет: ни Ленина, ни Сталина, ни Совдепии, ни нэпа, ни ЧК. Но я плюю на все планы и рассказываю ребятам четыре часа про историю. Параллельно смотрим фильмы Леонида Парфенова, читаем «Собачье сердце», говорим о государстве, которое когда-то называлось Российской империей, а потом СССР...
Словом, ведем артподготовку перед вторым наступлением на Платонова. Первое-то провалилось, а отступать некуда... В результате «Котлован» пошел, лег на душу. Результат достигнут: и интереснее стало, и текст прочитан.

— А может, не стоило так форсировать? Для современных детей любой писатель-классик что-то вроде динозавра. Для них планета Марс ближе, чем искания толстовского героя.
— Так что же теперь, прикажете комиксы читать? И так уже все дисциплины в школе идут по линии упрощения: физика, математика, химия. Да еще самые «добросовестные» директора не пользуются своим правом создавать в своих школах особые лицензированные программы, позволяющие хотя бы точные науки преподавать на родном языке или еще как-то избегать угрозы параметров 60 на 40 процентов, а послушно исполняют закон.
Главный критерий, по которому комиссия оценивает урок в русской школе, — это не уровень знаний, умений и навыков, а частота использования латышского языка.
Зато пение и рисование предлагается вести аж до 12-го класса! Угадайте, за счет каких уроков это новшество будет внедряться? Как же, Латвия — поющая страна. И все это оболванивание называется «освободить ребенка от перегрузок».
Так давайте еще освободим от понимания, сопереживания! Именно на это и была направлена школьная реформа.

Серые граждане серой страны

— Русский язык считается в школах иностранным. Что, по-вашему, потеряли русские дети после изменения статуса этого предмета?
— Очень многое: грамотность, любовь и уважение к родному языку. Количество уроков русского сокращается с каждым годом и в старших классах падает до минимума — два часа в неделю. Чему можно научить за два часа? Ведь русский язык — это прежде всего непрерывная практика письма.
Кроме того, директор имеет право забрать эти уроки и отдать, допустим, на историю, географию Латвии или визуальное искусство, чтобы соблюсти пропорцию 60 на 40.
И в результате дети чудовищно безграмотны: делают страшные ошибки, путают языки, выдают кальки с латышского.

— Понятно, что за пару часов в неделю великий и могучий не усвоишь. А как же сдавать экзамен?
— С этим как раз все нормально. Потому что он ужасающе примитивен. Задания в этом году были составлены как для дебилов. «Подчеркни. Найди в тексте фразу», «Опиши, как себя ведет герой». Но это же пересказ для развития речи в 5-м классе, а не экзамен в 12-м!

— Как по-вашему, родителей такое положение вещей устраивает?
— Меня удивляют некоторые родители, которые, приводя ребенка в школу, первым делом заинтересованы в английском языке, а русский уже, по их мнению, неактуален... Они что, не понимают, что интеллектуальное развитие человека происходит только на базе РОДНОГО языка?!
Впрочем, родители тоже запуганы государством. Сегодня перед ними стоит одна задача — выжить, заработать на хлеб. Кстати, их школьные годы были не в пример счастливее — тогда школа была семьей.
Сегодня это трусливое равнодушное учреждение, четко поделенное на своих и чужих. Все в ней ровненько, гладенько, серенько. А значит, и ее выпускники будут такими же — серыми гражданами серой страны.
 
Откликов: 0 Обсудить на форумеОбсудить на форуме


Parse error: syntax error, unexpected ';' in /usr/local/apache/htdocs/shtab/golosovanie/identif/questions.ebs on line 4