Штаб защиты русских школ, официальный сайт
Адрес:
Штаб защиты русских школ
Рига, ул.Дзирнаву, 102а (Латвийский комитет по правам человека)

Тел.: для срочных случаев
+371 26466510
Эл.почта: f.progress.lv@gmail.com
vbuzaevs@rambler.ru



Cообщений на форуме: 0
Рассылки Subscribe.Ru
Латвийский Штаб защиты русских школ

Рассылка 'Латвийский Штаб защиты русских школ'



Top.LV

WebList.Ru


На главную »» Новости
          Прямая линия
 
Нынешней осенью тысячи людей у здания Сейма и на находящейся рядом Домской площади требовали от депутатов кто справедливого бюджета, кто роспуска самого Сейма, а кто не готов был согласиться на меньшее, чем незамедлительное построение правового государства. Эти люди не вспоминали, что уже пользуются возможностями правового государства – гарантированным Конституцией правом на свободу собраний.

Свобода собраний для избранных?

Правда, само государство не спешило признавать такое право за своими подданными, и продвижение в направлении демократии не обошлось без посредников. 23 ноября 2006 года суд Сатверсме огласил приговор по иску двадцати депутатов трех русских фракций 8 Сейма о несоответствии Конституции закона о собраниях, подготовленному фракцией ЗаПЧЕЛ. За истекший год это, пожалуй, наиболее зримое вмешательство русских депутатов в латвийскую действительность, конкурирующее с введением безвизового режима для неграждан в рамках ЕС (Татьяна Жданок) или появлением в календаре лишнего выходного дня (независимые предложения фракций «Центра Согласия» и ЗаПЧЕЛ).
Поправки к закону о собраниях, принятые в ноябре 2005 года, сузили свободу собраний до уровня, характерного для тоталитарных режимов. Поводом к этому явились акции Штаба защиты русских школ, по размаху далеко превзошедшие все, что нам сегодня могут предложить профсоюзы и сплотившаяся вокруг «Диены», «Делны» и посольства США латышская интеллигенция.
Уже через год все было не только отыграно назад, но и отменены многие существенные ограничения, имевшиеся еще в первоначальной редакции закона 1995 года. Разрешительный характер подачи заявки на собрание сменился уведомительным. Это значит, что группа лиц, подавших в самоуправление заявку на митинг, не должна смиренно ждать решения самоуправления, а априори имеет право на проведение мероприятия. Лишь в исключительных случаях самоуправление может мероприятие запретить.
Митинги и пикеты оказалось возможным проводить прямо у входа в пикетируемое учреждение, а не на расстоянии в 50 метров, откуда представителям власти, надежно защищенным от народного гнева, протестующие даже не были видны. Узаконены заранее публично необъявленные пикеты, проводящиеся вообще без всякого уведомления. Возгласы и скандирование лозунгов перестали быть предметом судебных разбирательств. В результате защитники Лоскутова получили полное право спеть депутатам государственный гимн, стоя на ступеньках у входа в Сейм.
Все было разрешено. 16 марта сторонники и противники легионеров, разделенные ограждениями и полицейскими цепями, одновременно митинговали у памятника Свободы. 9 мая у памятника в Задвинье десятки тысяч людей отмечали день Победы, а небольшая группа людей под охраной гораздо более внушительного кордона полиции возлагала к памятнику траурный венок. Грозящее стать традиционным шествие гомосексуалистов без помех прошло в центре Риги, хотя и на огороженной территории. Многочисленные пикетчики хватали депутатов Сейма за рукав, требуя то не отдавать Абрене, то голосовать за Эндзиньша или Затлерса. Сторонники 15 русских общественных организаций, требующих допустить неграждан к местным выборам, преградили движение пешеходов у входа в миссию ЕС в Риге.
Единственным общественно значимым мероприятием, которое было-таки запрещено, оказался только сентябрьский русский марш. Заявителям отказали и в суде. Но новшества в законе о собраниях позволили и в этом случае избежать силового столкновения между полицией и организаторами мероприятия. За сутки до предполагаемого начала шествия была подана заявка на митинг в то же время и в том же месте, с целью выразить протест против антиконституционного запрета шествия.
Тем не менее, молча проглоченный случай лишения свободы собраний для одной части населения неизбежно приведет к тому, что эта свобода снова будет отнята у всех. Не желая, чтобы у нас украли заслуженную победу в Конституционном суде, я подал от имени заявителей апелляционную жалобу на приговор суда первой инстанции, сроки рассмотрения которой должны быть определены в конце ноября.

Сборник детских ужастиков

Напомним, что 9 августа общество «Родина» и ЛНДП подали заявку на проведение 8 сентября русского марша – шествия от памятника Барклаю-де-Толли к Петровскому парку, с формальной целью отметить годовщины Куликовской битвы и Ништатского мирного договора и с задачей привлечь внимание к извечным русским проблемам: гражданство, образование, статус русского языка.
Рижская дума, получив 24 августа закрытое заключение полиции безопасности, изволила запретить шествие лишь в пятницу 31 августа. В понедельник 3 сентября запрет был обжалован в суде, а 6 сентября после почти четырехчасовых дебатов суд подтвердил законность запрета. Мотивированное решение суда было подготовлено лишь 21 сентября.
В этом многостраничном труде вся мотивация запрета уложилась в пару абзацев.
Лозунги заявителей марша оценены исходя из информации, полученной от иностранных спецслужб. Она свидетельствует о том, что название шествия «Русский марш» вызвало резонанс у лиц, принявших участие в массовых беспорядках в этих странах, и готовых принять участие в конкретном шествии в Риге. Заключение полиции безопасности основано вовсе не на анализе содержимого различных сайтов, как думают истцы, а на конкретной оперативной деятельности.
Соответственно, «существуют серьезные угрозы общественной безопасности.. обжалованный запрет был применен для достижения защиты интересов общественной безопасности и упомянутой цели нельзя было достичь другими средствами... угроза превышала возможности полиции и организаторов мероприятия не допустить нарушений закона во время мероприятия».
Страшно, аж жуть. И не проверишь, ибо заявители Эдуард Гончаров («Родина») и Евгений Осипов (ЛНДП) являются негражданами, которых к закрытой информации не допускают по определению, а их представитель, как назло, оказался единственным депутатом Сейма, которому в допуске к закрытой информации официально отказали и БЗС, и Генеральный прокурор.
Ответчик пытался скрыть от общественности и другую информацию – отзыв Омбудсмена о лозунгах марша, составленный по заказу Рижской думы, но не устроивший заказчика. Истцы, тем не менее, потребовали приобщить отзыв к делу, и суд узнал, что Омбудсмен признал лозунги заявителей о нулевом варианте гражданства и придании русскому языку официального статуса шокирующими общество, но не настолько, чтобы у думы возникло право запретить марш.
Ожидаемое нашествие опытных в организации погромов иностранцев произвело на суд такое впечатление, что он оправдал истцов по всем остальным не менее ужасным с виду эпизодам.
Суд считает, что основанием для запрета мероприятия не могли быть:
– публично высказанное Осиповым желание строить баррикады и другими способами прерывать движение транспорта на улицах Риги;
– неспособность заявителей разъяснить цели мероприятия (неделями висевшие в интернете в самом подробном изложении);
– незнание заявителями маршрута шествия (приложен к делу со всеми подписями на стр. 89), сопровождаемое желанием от этого неизвестного им маршрута отклониться (например, для возложения цветов, как гневно заявляет ответчик);
– возбуждение против Осипова уголовного дела за нападение на работников полиции;
– подготовку членов организаций – заявительниц к вооруженным акциям(!);
и другие подобные «страшилки», представленные полицией безопасности.
В апелляционной жалобе на всякий случай подробно прокомментированы все эти утверждения.
В частности, продемонстрировано, что пэбэшники произвольно извлекли из интервью Осипова рассуждения об общих методах борьбы с произволом, вставили в них изначально отсутствующее слово «Рига», но вообще не привели высказывания о конкретном мероприятии, видимо, потому, что они характеризуют исключительно мирный характер планируемого марша.
Представлено суду и описание всех предшествующих действительно незаурядных «приключений» заявителей, связанных с проведением тех уличных мероприятий в защиту прав нелатышей, которые им с завидной регулярностью противозаконно запрещали ранее. В том числе и описание лиепайского дела по «групповому нападению на работников полиции», возникшего вследствие разгона полицией наперед заявленной тысячной демонстрации против «реформы». Дело развалилось после того, как в «организованной группе» осталась «чрезвычайно опасная» для полиции одинокая пенсионерка. При этом сам Осипов обвинялся лишь в «сопротивлении полиции», и дохлое дело против него было прекращено под благовидным предлогом – «за хорошее поведение обвиняемого» в период трехмесячного предварительного ареста и годичного надзора.
Таинственные «вооруженные когорты ЛНДП» на поверку оказались тремя парнишками, которые увлекались стрельбой из пневматических винтовок на ролевой игре, широко освещавшейся в СМИ.

Толпы агрессивных иностранцев

Полиция безопасности проинформировала суд, что «как на Украине, так и в России проходили подобные шествия... В аналогичном мероприятии на Украине участвовали 500 человек, что вызвало массовые беспорядки... к тому же, в сотрудничестве со спецслужбами других государств получена информация, что в Латвию на мероприятие могут прибыть представители организаций, которые в этих странах вызвали массовые беспорядки. Есть сведения о конкретных лицах, которые могут явиться на мероприятие. При беспорядках в толпе могут погибнуть материальные ценности и пострадать люди». Это ЕДИНСТВЕННЫЙ аргумент, который суд использовал для отклонения жалобы заявителей.
Так как самого заключения полиции мы не видели, то в апелляционной жалобе пришлось рассматривать различные толкования этой цитаты.
На первый взгляд под «другими государствами» имеются в виду Украина и/или Россия. Но оба заявителя в последний раз были на Украине еще в прошлом веке, а в России – около года назад, что доказывается штампами в их фиолетовых паспортах. Тем более, что ни о каких людях и организациях в этих странах, готовых прийти им на помощь, они не ведают. Мы даже на всякий случай включили в апелляцию версию, что доверчивых латвийских пэбэшников намеренно дезинформировали их зловредные коллеги из ФСБ.
Наиболее вероятная версия содержания закрытого заключения ПБ разработана нами, исходя из следующих соображений. Во-первых, нашей полиции помогала дружественная разведка. Во-вторых, разведке известны имена потенциальных погромщиков. В третьих, данные получены благодаря «оперативной деятельности», то есть, вульгарному прослушиванию мобильных телефонов организаторов шествия. Легко удалось выяснить, что на эстонско-латвийской границе накануне марша задержаны двое членов организации «Ночной дозор», ехавшие к г-ну Гончарову на день рождения. Еще один «дозорный» из Эстонии, направляющийся в Лиепаю для обмена опытом организации городской русской общины, был задержан на российской границе, после чего трое его коллег от поездки в Латвию отказались. Все упомянутые члены «Ночного дозора» даже не оказались в числе задержанных в таллинскую «хрустальную ночь», но, разумеется, состоят на негласном учете в родном КАПО.
Вот вам и все «погромщики» числом в 6 человек, несущие якобы Риге непредотвратимую опасность, но, тем не менее, легко задержанные на границе.
Интересно, что на прошедшем вместо русского марша в том же месте, в то же время и с теми же целями митинге ни один иностранец так себя и не проявил. Равно как и не было зафиксировано ни одного нарушения общественного порядка.

Независимый суд?

Для объяснения столь феноменального приговора суда первой инстанции, принятого на основе весьма уязвимых для критики «аргументов» пришлось приобщить к делу высказывания министров внутренних дел и юстиции.
Первый за сутки до рассмотрения заявки в Рижской думе заявил, что «шествие однозначно нельзя разрешать. Пусть организаторы идут в суд и доказывают свою правоту».
В день принятия иска к рассмотрению в суде эстафету «либерала» Годманиса подхватил министр тэбэшник Гайдис Берзиньш: «Эта акция расцениваема, как антигосударственная провокация... Задача учреждений безопасности – охранять общество Латвии от активности таких организаций, распространяющих нацистские и антисемитские идеи» – дал суду указание министр.
К делу приложен список из 18 различных санкций, которые министр в соответствии с законом может применить к судье, принимающему «антигосударственные решения»: возбуждение дела по понижению классификации, отказ в представлении судьи Сейму для продления его полномочий и т.д.
К делу приобщен и перечень прецедентов из мировой судебной практики на случай, если право русских на свободу собраний придется далее защищать не в Риге, а в Страсбурге.

Владимир Бузаев, представитель истцов по доверенности, депутат Сейма от ЗаПЧЕЛ
 
Откликов: 0 Обсудить на форумеОбсудить на форуме

предыдущая | следующая

Parse error: syntax error, unexpected ';' in /usr/local/apache/htdocs/shtab/golosovanie/identif/questions.ebs on line 4