Штаб защиты русских школ, официальный сайт
Адрес:
Штаб защиты русских школ
Рига, ул.Дзирнаву, 102а (Латвийский комитет по правам человека)

Тел.: для срочных случаев
+371 26466510
Эл.почта: f.progress.lv@gmail.com
vbuzaevs@rambler.ru



Cообщений на форуме: 0
Рассылки Subscribe.Ru
Латвийский Штаб защиты русских школ

Рассылка 'Латвийский Штаб защиты русских школ'



Top.LV

WebList.Ru


На главную »» Документы
          Прямая линия
 
2006-06-28
 
Западные латыши и этнократия
 
Во время Атмоды и после 1991 года в Латвию на постоянное место жительства вернулось свыше 30 тысяч латышей из различных стран мира. По данным Управления гражданства и миграции, в ноябре 2005 года 30 793 гражданина Латвии имели, помимо латвийского, гражданство другой страны. Как оказалось, таких стран-«дублеров» - 79, в том числе Монголия, Гватемала, Египет, Доминиканская Республика, Алжир, Афганистан, Бирма. 500 человек с двойным гражданством приходится на 59 стран, 1423 человека являются гражданами 12 стран, 16 397 человек – 7 стран, а 12 473 человека – граждане США.

Оценивая вклад латышской «тримды» в создание в Латвии после 1991 года режима этнократии, нужно говорить и о ее идейном вкладе, и о непосредственном участии в формировании политических и экономических структур Второй Латвийской Республики. Причем, если в структурах политической и административной власти в целом оказалось задействовано не так много латышей-эмигрантов, то их вклад в формирование сначала идеологии Атмоды, а затем – идеологии независимой Латвийской республики был очень и очень значительным, если не определяющим.
Именно латышская эмиграция никогда не признавала Советской Латвии, восхваляла режим К.Ульманиса, а события 1940 года рассматривала как оккупацию независимого Латвийского государства.
Именно в среде латышской эмиграции после окончания Второй Мировой войны «стали прославлять легионеров, их сделали героями-добровольцами, сражавшимися за Латвию», и в результате, как отмечает профессор истории Андриевс Эзергайлис (его родители в конце войны так же бежали сначала в Германию, а потом в США, поскольку «коммунистов ненавидели лютой ненавистью») «в историографическом отношении все было поставлено с ног на голову».
Именно латышская эмиграция привнесла в политическую жизнь страны и крайне радикальные и оторванные от реалий представления о жизни в Латвии в годы Советской власти. Чего стоит, к примеру, совершенно абсурдное замечание вернувшегося из США в 1993 году отнюдь не радикала Нила Муйжниекса, который в сентябре 2004 года заявил, что при Советской власти за использование латышского языка можно было попасть в тюрьму!!!
Наконец, именно западные латыши принесли в Латвию желание мстить за те трудности, которые выпали на их долю за годы эмиграции.
И желание мстить отнюдь не было случайным эмоциональным порывом, ведь у большинства среди вернувшихся в Латвию из стран Запада латышей дорога к материальному благополучию начиналась с простого выживания и была очень и очень трудной. Среди бежавших в конце войны на Запад от 120 до 265-280 тысяч человек были не только те, кто в период фашистской оккупации Латвии служил в различных полицейских формированиях или Латышском добровольческом легионе СС и был причастен к убийствам мирных жителей, но и те, кто до 1940 года поддерживал авторитарный и этнократический режим Карлиса Ульманиса, а затем пострадал от Советской власти, т.е. те, кто в свое время в Латвии был богат или политически влиятелен. Все они бежали вместе со своими семьями, с детьми, которых воспитывали, как правило, в духе антисоветизма, русофобии, восхваления режима К.Ульманиса и оправдания своей деятельности в период немецкой оккупации.
Именно это в значительной мере и предопределило тот радикальный антисоветизм и русофобию, которые вместе с желанием прямо или косвенно реабилитировать авторитарный и этнократический режим Карлиса Ульманиса, а также деятельность латышских коллаборационистов в период немецкой оккупации принесла в Латвию западная латышская эмиграция.
Причем, как оказалось, даже первые лица Второй Латвийской республики могут быть связаны с бывшими нацистами. После событий 16 марта 2005 года в Риге первый российский таблоид «Экспресс-газета» под заголовком «Вайра Вике-Фрейберга обязана эсэсовцам» вспомнил расхожую, но пока не доказанную версию о сотрудничестве отчима латвийского президента с фашистами. «Мадам Фрейберга не раз рассказывала журналистам слезную историю, как осенью 1944 года она семилетней девочкой покидала родину на последнем корабле под бомбами советской авиации. Правда, почему ее отчим Эдвард Херманович решился на столь опасное путешествие, президентша предпочитает помалкивать. Это понятно – ни для кого не секрет, что семья Вайры находилась в самых теплых отношениях с «немецкими хозяевами»...». – писала газета.

Эгилс Левитс


В числе обосновавшихся в Латвии после долгого отсутствия западных латышей, внесших значительный вклад в решение вопроса о гражданстве на этапе становления независимости, следует назвать юриста и политолога Эгилса Левитса, получившего юридическое и политологическое образование в Гамбургском университете в Германии. Янис Юрканс, оценивая вклад Э.Левитса в решение вопроса о гражданстве, отмечает, что «Эгилс Левитс – сначала казалось, что это человек, избалованный западной демократией – стал очень радикальным».
В первом правительстве В.Биркавса (1993 год) Э.Левитс занимал должность товарища премьер-министра и министра юстиции. А в Декларации о предстоящей деятельности этого Кабинета говорилось уже не только о том, что только «после принятия закона о гражданстве Саэйм должен начать СООТВЕТСТВУЮЩИЙ ИНТЕРЕСАМ ЛАТЫШСКОЙ НАЦИИ (выделено мной – В.Г.) процесс натурализации неграждан» и что «наряду с этим должна быть создана реальная возможность для добровольной репатриации на этническую родину лиц, не являющихся гражданами Латвийской Республики», но и о том, что «система образования должна... обеспечивать интегрирование представителей других национальностей В ЛАТЫШСКОЕ ОБЩЕСТВО (выделено мной – В.Г.)» и для того, «чтобы способствовать интеграции представителей других национальностей в латышскую среду, необходима реализация последовательной политики в области языка. В течение 2 – 3 лет финансируемые государством высшие учебные заведения, а в течение 3 – 5 лет – средние специальные и профессиональные учебные заведения должны перейти на обучение на латышском языке».

Янис Ритенис и Валдис-Вилнис Павловскис


Из других западных латышей, внесших заметный вклад в создание и укрепление в стране режима этнократии на начальном этапе существования Второй Латвийской Республики, нужно отметить Яниса Ритениса, бывшего легионера, тесно связанного в годы «холодной войны» со спецслужбами Запада, а теперь гражданина США, и Валдиса-Вилниса Павловскиса, также американского гражданина и сотрудника ЦРУ.
Именно Я.Ритенис, прибыв в Латвию под видом туриста, организовал в свое время поездку в Лондон руководителей Народного фронта Латвии И. Годманиса и Я. Юрканса, где они встречались с руководством Объединения свободных латышей мира.
В декабре 1992 года экс-легионер Ритенис был назначен послом Латвии в Дании, где до этого работал лишь делопроизводителем, а в июле 1993 года – министром благосостояния в первом правительстве В.Биркавса. В этом правительстве, отметим, из 22 министров 5 представляли западную латышскую эмиграцию.
Улдис Мартиньш Клаусс и Вайра Паэгле

Среди вернувшихся на родину представителей западной латышской эмиграции видную роль сегодня играют Улдис Мартиньш Клаусс и Вайра Паэгле, которые прожили в США соответственно 50 лет и 43 года, т.е. значительную часть своей жизни.
Улдис Мартиньш Клаусс, вернувшись в Латвию, стал «главным американцем» 8-го Сейма, т.е. руководителем группы по связям с США, а Вайра Паэгле, чиновник в администрации штата Коннектикут в США и одновременно с 1993 года председатель «Всемирного объединения свободных латышей», в апреле 1998 года выступила одним из учредителей Народной партии, и по списку этой партии была избрана в Сейм 7-го созыва (1998-2002), где являлась заместителем председателя фракции, членом комиссий по иностранным и европейским делам.
В 1999 году В.Паэгле баллотировалась на должность президента Латвии, но не получила необходимого числа голосов депутатов Сейма. На выборах в Сейм 8-го созыва она также не набрала необходимого для избрания количества голосов, однако в феврале 2005 года получила временный мандат депутата вместо одного из партийцев, прошедших по списку, но выдвинутых в состав правительства А.Калвитиса. По настоянию «народников» В.Паэгле сразу же была введена в состав комиссии по иностранным делам и вошла в состав парламентских групп по поддержке Чечни и Тибета, а в июне 2005 года после смещения А.Кирштейнса с поста председателя комиссии по иностранным делам была назначена на эту должность и продолжила курс своего предшественника на предъявление России территориальных претензий. По ее мнению, при заключении договора о границе с Россией ссылка на Абрене (Пыталово) носит принципиальный характер.
Отметим здесь, что до весны 1998 года В.Паэгле бывала в Латвии лишь наездами, занимаясь общественной деятельностью, в основном поддержкой «Музея оккупации» и феминистских групп, т.е. как и другие представители латышской «тримды» не имела возможности объективно судить о жизни народа в условиях Советской Латвии.

Янис Кажоциньш


К западным латышам Латвийское государство после 1991 года всегда относилось с особым почтением и даже подгоняло под них законодательство. Наиболее наглядный пример, подтверждающий это, - случай с Янисом Кажоциньшем, отставным бригадным генералом Вооруженных Сил Великобритании, который 2 мая 2003 года решением внеочередного заседания Сейма был назначен директором главной спецслужбы Латвии - Бюро по защите конституции (БЗК) – латвийского аналога ФСБ, в задачу которого входит организация и контроль контрразведки и разведки за пределами Латвии, а также сотрудничество с зарубежными спецслужбами.
Янис Кажоциньш родился в 1951 году в Великобритании. Как он сам признался 3 мая 2006 года в интервью газете «Latvijas Avīze», его детство проходило среди бывших легионеров Waffen SS.
Вскоре после этой публикации на одном из израильских сайтов появился материал о жизни и деятельности отца Яниса Кажоциньша Индулиса Кажоциньша (1917-2000), раскрывающий смысл выражения «Мое детство проходило среди легионеров Waffen SS».
Как следует из опубликованной на израильском сайте статьи, Индулис Кажоциньш в 1937 году окончил сельскохозяйственную школу, отслужил в армии. В 1939 году учился на курсах офицеров запаса в Даугавпилсе. 20 июля последним приказом президента Карлиса Улманиса (уже после вхождения дополнительного контингента войск Красной Армии на территорию Латвии) ему было присвоено звание лейтенанта.
С приходом нацистов на территорию Латвии в 1941 году И.Кажоциньш занимался хозяйством на семейном хуторе «Лиелужос» Платерской волости Рижского уезда, руководил отделением молодежной организации «Яунсарги», возглавлял группу шуцманов из «полиции самоохраны», при этом, по информации израильтян, «активно участвовал в уничтожении еврейского населения Латвии и противников немецких оккупантов».
В августе 1944 года Кажоциньш-старший был призван в Латышский легион Ваффен СС, возглавлял подразделение вспомогательной противовоздушной обороны, был офицером связи между «Люфтваффе» и учрежденным немцами «латвийским самоуправлением», помогая набирать персонал для зениток из числа 14-17-летних юнцов. 13 мая 1945 года взят в плен советскими войсками. Весьма любопытным и необычным представляется тот факт, что он, выдав себя за немца, смог уже в марте 1948 года выехать в Западную Германию, а в 1950 году - перебраться в Великобританию, где работал учителем в латышской школе. В 1978 году Индулис Кажоциньш заочно окончил вуз, получил степень бакалавра истории. Опубликовал 140 статей, многие из которых посвящены латышским легионерам Ваффен СС.
Как бывший легионер, И.Кажоциньш состоял почетным членом ультранационалистической организации «Ястребы Даугавы» (Daugavas Vanagi), объединяющей сбежавших на Запад бывших эсэсовцев и полицаев. По рекомендации этой организации в 1999 году Индулис Кажоциньш получил высшую награду Латвии – «Орден Трех Звезд» IV степени.
Янис Кажоциньш в 1994-1995 гг. был первым британским военным атташе в странах Балтии, заместителем начальника штаба Национальных вооруженных сил Латвии. В 1997 - 2000 гг. - начальник штаба 4-й дивизии в Великобритании, в 2000 - 2001 гг. - командир британских советников в Центральной Европе и командир учебного подразделения в Чехии, в 2001 - 2002 гг. - британский военный советник командующего вооруженными силами Словакии.
В 2002 году Я.Кажоциньш досрочно вышел в отставку в звании бригадного генерала и стал внештатным советником по вопросам обороны и по борьбе с коррупцией премьер-министра Латвии Э.Репше, который и выдвинул его на пост директора БЗК.
Для того, чтобы латвийский парламент мог утвердить Я.Кажоциньша в должности, в срочном порядке пришлось менять законодательство. Переписали устав БЗК, снизив профессиональные требования: руководителю БЗК более необязательно иметь юридическое образование и опыт работы в структурах госбезопасности. Самого же Кажоциньша за день сделали гражданином Латвии. Для этого пришлось написать специальный закон, который состоял из просьбы на получение гражданства и копии свидетельства о рождении.

Вайра Вике-Фрейберга


Среди вернувшихся в Латвию западных латышей особое место принадлежит Вайре Вике Фрейберге, избранной в 1999 году президентом Латвии.
Оставив Латвию в конце войны, Вайра Вике десять лет жила в Германии и Марокко, а осенью 1954 года перебралась в Канаду. Первые шесть лет своей жизни в Канаде она жила вместе с родителями в Торонто, позднее переселилась в Монреаль. В эти годы кроме работы кассиром в коммерческом банке, она перепробовала и переменила множество случайных занятий: вечерами и по выходным была дежурной воспитательницей в частной школе для девочек (Branksome Hall School for Girls), переводчицей с испанского языка в страховой фирме Confederation Life и учительницей испанского языка в женской частной школе (Ontario Ladies’ College), давала частные уроки французского разговорного языка канадским детям, в предрождественские дни помогала сортировать письма на почтамте, - и список этот можно было бы продолжить. В 1965 году В. Вике заняла должность помощника профессора в Монреальском университете, в стенах которого в дальнейшем её ожидала блестящая научная карьера и заслуженно высокая репутация в академической среде. Как вице-президент Научного совета Канады она выполняла ответственную государственную работу, представляя интересы научных кругов и общественности в канадском правительстве.
Как отмечает историк Дзинтарс Эрглис, автор книги о Центральном Совете Латвии и Константине Чаксте, среди западной латышской эмиграции большинство «составляют коллаборационисты, взявшие верх практически во всех эмигрантских объединениях. Они оправдывают свое сотрудничество с нацистами желанием бороться с большевизмом и потому утверждают, что никакого движения Сопротивления в Латвии не было. Истина им невыгодна…».
В. Вике-Фрейберга к руководству латышской эмиграции никогда не принадлежала, но в качестве главы Латвийского государства, особенно после переизбрания на второй срок, основой своей внутри- и внешнеполитической деятельности фактически сделала утверждение в сознании общественности Латвии и Запада именно такой эмигрантской трактовки истории Латвии.
Став в 1999 году президентом Латвийской Республики, В.Вике-Фрейберга начала активную пропагандистскую кампанию за международное осуждение «двух оккупаций» Латвии и начало пересмотра итогов Второй Мировой войны.
Одним из политически вызывающих мероприятий, предпринятых В.Вике-Фрейбергой по ходу этой кампании, стало преподнесение в дар президенту России В.В.Путину получившей скандальную известность книги «История Латвии. ХХ век», в которой концентрационный лагерь смерти Саласпилс был назван «исправительно-трудовым». Причем, сделано это было 26 января 2005 года, во время мероприятия, посвященного 60-летию освобождения гитлеровского концлагеря Освенцим войсками Красной Армии.
А 1 февраля 2005 года в передаче «Балтийский вопрос», которая идет в прямом эфире телеканала LNT, В.Вике-Фрейберга еще подлила масла в огонь, заявив: «Конечно, мы не переубедим, не изменим сознание тех пожилых россиян, которые 9 мая будут класть воблу на газету, пить водку и распевать частушки, а также вспоминать, как они геройски завоевали Балтию».
Эффект от этого высказывания превзошел все ожидания. Все ведущие российские информационные агентства (ИТАР-ТАСС, РИА «Новости»), новостные интернет-порталы России со ссылкой на газету «Вести сегодня» разнесли «крылатую фразу» президента ЛР по миру. Затем информация о скандальном высказывании В.Вике-Фрейберги появилась и на новостном портале мирового агентства новостей – BBC.
С критикой этого высказывания президента ЛР выступила даже газета «Diena», которую вряд ли можно заподозрить в особой симпатии к России. Комментатор этой газеты Асколдс Родинс писал: «Вобла», «водка», «частушки» - три этих слова в передаче LNT президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга произнесла по-русски. Последовала бурная реакция в средствах массовой информации и осуждающий комментарий МИД России. Не по поводу самих слов – они относятся к нормативной лексике русского языка, а по поводу предложения, в котором были эти слова.
Президент права: для многих пожилых людей не будет приемлемой несоветская трактовка прошлого. Можно сказать, что они 9 мая положат на газету воблу, будут пить водку, петь частушки и предаваться воспоминаниям о том, как они героически завоевали Балтию. Но это уровень бытовой склоки, который не подходит ни для первого лица государства, ни для той серьезной дискуссии, которую хочет начать Латвия.
Президент активно разъясняет позицию Латвии по поводу завершения Второй Мировой войны, и это надо делать. Но совершенно неуместное напоминание о «водке» и «частушках» может только мешать этой работе, в особенности в России.
В России (а для многих и в Латвии) все, связанное с войной, воспринимается чуть ли не на религиозном уровне. Одно дело – начать дискуссию и совсем другое – дать повод для всплеска негативных эмоций, который может быть направлен не только против президента, но и против всего латвийского государства».
Тем не менее, оценивая вклад В.Вике-Фрейберги в кампанию по осуждению «двух оккупаций» и дискуссию о Второй Мировой войне, следует признать, что ей удалось добиться серьезных политических успехов. Во многом благодаря ее целеустремленности и настойчивости, Конгресс США принял резолюцию с осуждением оккупации стран Балтии, хотя до этого США всегда придерживались той точки зрения, что страны Балтии в 1940 году были не оккупированы, а инкорпорированы. Кроме того, во многом благодаря политической активности В.Вике-Фрейберги, победа 1945-го года стала в латышской прессе оцениваться чуть ли не как зло вселенского масштаба, а участие многих жителей Латвии в акциях по уничтожению мирного населения в 1941 - 1944 годах, наоборот, стало «борьбой за восстановление независимой Латвии». Таким образом, нужно признать, что вклад В.Вике-Фрейберги в укрепление в Латвии идеологии режима этнократии является весьма значительным.

Скорее отрицательно, чем положительно


В целом роль западной латышской эмиграции в событиях Третьей Атмоды, а также в период после 1991 года оценивается сегодня латвийскими политиками – активными в прошлом участниками Третьей Атмоды - скорее отрицательно, чем положительно.
Приведем несколько оценок, опубликованных в книге Николая Кабанова «Цена независимости». Так, бывший главный редактор газеты «Атмода» Элита Вейдемане, к примеру, считает, что «в то время они (т.е. западные латыши – В.Г.) сыграли положительную роль. Они были теми, кто видел свет в конце туннеля. Они поддерживали Латвию материально и морально – это было самое ценное...».
Виктор Авотиньш, один из основателей Народного Фронта Латвии, также считает, что «представления латышской эмиграции о здешней ситуации были очень влиятельны». Но, по его мнению, «их стереотип имел больший вес, чем непосредственное личное участие тут кого-то из них... Они... не обладали информацией о том, как в действительности изменились наши отношения, как мы их воспринимаем. Уехали-то они в 1945-1947 годах...».
Янис Юрканс, первый министр иностранных дел независимой Латвии, указывает на то, что «соотечественники все время искали красных у себя под кроватью».
Ортодоксальная латышская «тримда» ненавидела Советский Союз – с этим согласен и А.Пантелеев, бывший активист Народного Фронта Латвии, а затем - один из лидеров «Латвияс цельш».
Абрам Клецкин – также бывший активист Народного Фронта Латвии и организатор состоявшегося в конце 1988 года Форума народов Латвии - отмечает не только радикальный характер политических взглядов западных латышей, но и указывает на их отрицательное влияние при решении политических вопросов: «В том, что у нас именно так пошли дела, - очень большая роль и большая вина эмиграции..., - подчеркивает он. - У них был... зоологический антисоветизм, зоологическая антиросийскость... Эмиграции нужно было оправдаться, доказать, что она права, что вообще – Латвия была «там», а не здесь. И они, «зарубежные», оказали очень сильное влияние... Я не хочу сказать, что они во всем виноваты. Но именно они во многом этот процесс сдвигали не туда».
Поясняя это «не туда», Янис Юрканс вспоминает, что осенью 1991 года эмиграция, продавливая радикальное решение вопроса о гражданстве, говорила: «А что вы с ними, этими русскими, будете делать? Ничего не получится – их слишком много». Это был период, когда структуры «тримды» - эмиграции – сыграли сильную роль», - считает Я.Юрканс.
А Борис Цилевич – бывший активист Народного Фронта Латвии, а ныне – депутат Сейма от «Центра согласия» - критически оценивает вклад западных латышей и в развитие Латвии после 1991 года. По его мнению, уже где-то к середине 90-х годов стало ясно, что практически никто из представителей эмиграции, заняв министерские и другие видные посты, не только не сумел добиться успехов, но не смог нередко избежать и совершенно катастрофических последствий. Примеры - пенсионная реформа Ритениса или история с «Латтелекомом», с которой связан Ламбергс.

Виктор Гущин
 
Откликов: 0 Обсудить на форумеОбсудить на форуме


Parse error: syntax error, unexpected ';' in /usr/local/apache/htdocs/shtab/golosovanie/identif/questions.ebs on line 4