Штаб защиты русских школ, официальный сайт
Адрес:
Штаб защиты русских школ
Рига, ул.Дзирнаву, 102а (Латвийский комитет по правам человека)

Тел.: для срочных случаев
+371 26466510
Эл.почта: f.progress.lv@gmail.com
vbuzaevs@rambler.ru



Cообщений на форуме: 0
Рассылки Subscribe.Ru
Латвийский Штаб защиты русских школ

Рассылка 'Латвийский Штаб защиты русских школ'



Top.LV

WebList.Ru


На главную »» Документы
          Прямая линия
 
2006-01-26
 
Участники антифашистской акции 16 марта 2005 года
подали кассационные жалобы
 
1. Предыстория

1.1. 23 января были поданы последние кассационные жалобы на решения Окружного административного суда по делам 16 марта прошлого года. События 16 марта уникальны для истории II Латвийской республики, где исключительно редко в массовом порядке применялась сила при разгоне демонстраций.

1.2. Другие прецеденты.
3 марта 1998 года с применением полицейских дубинок разогнана многотысячная толпа пенсиноеров, без подачи заявки вышедших к зданию Рижской думы протестовать против высоких тарифов на отопление. Задержанных и серъезно трамвированных не было.
1 мая 2004 года около тысячи лиепайчан вышли на демонстрацию против «реформы 2004». Организаторы, члены ЛНДП, демонстацию заявили, но получили антиконституционный отказ.
Полиция набросилась на организаторов демонстрации в момент, когда лидер ЛНДП Евгений Осипов обратился к демонстрантам с речью. Троим задержанным демонстрантам было предъявлено обвинение в сопротивлении полиции. Двое провели за решеткой соответственно 7 и 8 суток, а Евгений Осипов – 2 месяца, после чего, до прекращения уголовного дела, более года находился под надзором полиции.
7 мая 2005 года были задержаны все семнадцать демонстрантов, пожелавших незамедлительно встретиться с Вайрой – Вике Фрейбергой и гостившим в Латвии президентом США Дж Бушем. Задержанные были или оштрафованы или отбыли кратковременный административный арест.

1.3. 16 марта полиция, применив силу и спецприемы, задержала 35 человек, большинство из которых, одетые в форму узников гитлеровских концлагерей, построившись в цепочку и сцепившись руками, преградили дорогу санкционированному шествию легионеров СС и их молодых поклонников.
В суде первой инстанции (апрель 2005) выяснилось, что среди задержанных в цепочке стоял 31 человек. Из них четверо были оправданы, а 27 – осуждены к раличным суммам штрафов по статье 175 АПК – злостное неподчинение законным требованиям работника полиции. 24 осужденных подали апелляции, в ходе рассмотрения которых (уже в декабре) трое были оправданы (на том основании, что суд первой инстанции осудил их в их отсутствие), а по одному из дел приговор пока не известен.
Представители антифашистов в суде – Елизавета Кривцова (ОКРОЛ), Жанна Карелина и Владимир Бузаев (оба – Латвийский комитет по правам человека) -подали в Департамент по административным делам Сената Верховного суда 18 кассационных жалоб.

2. Аргументация

2.1. Характер предъявленных обвинений – злонамеренное неподчинение законным требованиям работника полиции - предполагает, как минимум, что такое требование было изложено, услышано и понято обвиняемым. Затем нужно еще доказать злонамеренность неподчинения. Необходимо также, чтобы предъявленное требование было законным. Эти соображения и нашли свое отражение в кассационных жалобах.

2.2. Как можно предположить из анализа материалов дел и хода судебных процессов, полиция при подготовке дел для передачи в суд поступила просто. Каждому задержанному было «выделено» по два якобы задержавших его полицейских, которые и написали соответствующие рапорты. Суд первой инстанции принял решения исключительно на основании этих рапортов и устных показаний полицейских.
Все рапорты отличаются удивительным однообразием, и содержат такие ключевые фразы: задержанное «лицо находилось на проезжей части улицы .. а также мешало движению транспорта... на многочисленные призывы и просьбы освободить дорогу шествию не реагировало».

2.3. Уже из приложенной ко всем делам схемы расположения цепочки, вытянувшейся поперек бульвара Бривибас на 30 метров от часов «Лайма» до тротуара в направлении Бастионной горки, видно, что вся цепочка находится в пешеходной зоне. Это подтверждается ВСЕМИ продемонстрированными в Окружном суде видеозаписями (съемки полиции безопасности, телекомпании LNT, видеофильмом с сайта ЗАПЧЕЛ и 70_секундной хроникой защиты – от момента построения цепочки до начала ее разгона).
Кроме того, на видеоматериалах из всех 62 (31*2) «законных требований» (произнесенных, если верить полицейским протоколам) зафиксировано ТОЛЬКО ОДНО. А именно, к Виктору Дергунову, стоящему в центральной части цепочки (с небольшим смещением к часам «Лайма») обращается полицейский офицер, и негромким голосом, не используя даже мегафона, предлагает освободить дорогу шествию.
Этого уже достаточно, чтобы утверждать, что обжалуемые в аппеляционной инстанции решения районного суда базируются на полностью недостоверной информации. Такой вывод подтверждается и анализом показаний свидетелей.

2.4. На допросах в суде первой инстанции полицейские уверенно опознавали «своего» задержанного. Ибо он сидел прямо перд судьей, отделенный от зрителей парой метров свободного пространства. В единственном случае, когда задержанный перед приглашением в зал полицейского сел среди зрителей, он опознан не был.
В суде первой инстанции не ведется протоколов. Поэтому выявленные еще в апреле многочисленные противоречия в показаниях свидетелей – полицейских в делах не зафиксированы. Но на заседаниях Окружного суда протоколы ведутся, и таковых противоречий в них зафиксировано предостаточно. К примеру, в ряде дел на фотографиях, изображающих момент задержания, нет ни одного из составителей рапортов. Или полицейские указывают место задержания обвиняемого в прямо противоположном конце цепочки по сравнению с тем, где задержанный находился на самом деле.
Некоторы полицейские не подтверждают своих зафиксированных в рапортах «многочисленных призывов и просьб», а честно утверждают: командир потребовал от них разойтись, а потом последовал приказ их растаскивать.

2.5. Окружной суд, вытаскивая за уши оскандалившегося коллегу Целмса, судью первой инстанции, в приговорах акцентирует, что законное требование было: «местонахождение работника полиции, громкость голоса и дикция были таковы, чтобы привлечь внимание большинства одетых в полосатую одежду лиц и дать им возможность понять содержание требования». Далее суд неосмотрительно добавляет: «кроме того, нет оснований сомневаться, что такие требования высказывали и другие присутствующие на месте событий работники полиции».
Суд стыдливо констатирует, что «в отдельных случаях, когда требование высказывается широкому кругу лиц и когда вокруг шум, было бы желательно использование звукоусиливающей апаратуры, но ее неиспользование в конкретном случае не значит, что требование не было высказано». Тем более, что «за высказыванием устного требования последовала конкретная деятельность полиции – растаскивание людей с бульвара ... из которой однозначно следовало, что полиция требует освободить путь». То есть суд предположил, что «законное требование» может высказываться и жестами, если таковыми можно считать указанное в рапортах и зафиксированное видеохроникой применение специальных приемов.

2.6. При подготовке кассационных жалоб была восстановлена предположительная расстановка людей в цепочке. И высказано утверждение, что «законное требование», кроме Дергунова, могли слышать еще стоящие справа и слева от него Владимир Корниенко и Иосиф Корен. Применение же статьи 175 АПК к остальным участникам акции неправомерно.
Кассационные жалобы трех упомянутых лиц заметно короче остальных и опираются на определение «злонамеренности»: предварительного умысла или умысла, который сформировался на месте. Последний сформироваться просто не успел, ибо полиция дала на выполнение своего «законного требования» лишь около минуты. А первый – не должен был иметь место, ибо протестующие хотели выразить свое негативное отношение не к полиции, а к участникам шествия.

2.7. Политическая оценка происшедшего базируется на требовании применить к обвиняемым статью 17 АПК – оправдание их в связи с действиями в условиях крайней необходимости, для предотвращения угрозы государству и общественному порядку.
Суду предполагается оценить пользу для общества от действий лиц, преградивших путь маршу неонацистов и выступивших против попыток возрождения и прославления фашизма. Требуется сопоставить эту пользу с тем ущербом, который нанесен правам других людей, демократическому государственному устройству, общественной безопасности и нравственности (статья 116 Сатверсме ЛР), памяти десятков миллионов жертв фашизма и образу Латвии в глазах иностранцев от самого шествия и санкционирования его Рижской думой.

Материал подготовлен Латвийским комитетом по правам человека.
 
Откликов: 0 Обсудить на форумеОбсудить на форуме


Parse error: syntax error, unexpected ';' in /usr/local/apache/htdocs/shtab/golosovanie/identif/questions.ebs on line 4